Сюжет для последней картины

Изображение 32563В Беларуси, особенно на Гомельщине, имя Владимира Ганжи хорошо известно. Член Союза художников СССР, замечательный график родился и почти всю жизнь прожил в Жлобине. Но особой строкой в его биографию вписалась Витебщина. …Октябрьским вечером, когда над Череей уже сгустились осенние сумерки, а в окнах зажглись огоньки, маленький домик с резными ставнями на Замковой улице напоминает сказочный терем, где живут волшебники. Впрочем, не удивительно. Над его обликом немало потрудился замечательный мастер Владимир Васильевич Ганжа.
Калитку открывает гостеприимная хозяйка Зинаида Петровна Ганжа, супруга художника. В неспешной беседе под сводами дома, где на каждой стене — работы мастера, сделанные на Чашниччине, узнаю «о штормах судьбы», забросивших жлобинца на черейский берег.
«Мы познакомились в студенческом общежитии, — рассказывает моя собеседница, — оба учились в Витебском пединституте». В истории их знакомства есть элемент какой-то светлой мистики. Владимир занимался на худ-графе. А его судьба — скромная миловидная девушка из витебской глубинки — только поступила на факультет начальных классов. Художники и учителя жили в одном корпусе. В неподходящий момент юноша попытался заглянуть в комнату к девчатам. Испуганный женский голос из-за двери остановил его. Пройдёт несколько дней. Зинаида, читая письмо от матери, поднималась по ступенькам общежития. Сама не заметила, как наткнулась на парня, спускавшегося вниз, и неожиданно вскрикнула. По голосу юноша узнал не впустившую его в комнату соседку. Так началась история большой любви…
Молодые связали свои судьбы ещё в Витебске. Зинаида и Владимир были признаны самой красивой студенческой супружеской парой. Оба хорошо успевали. Уже на втором курсе молодой муж активно участвовал в выставках вместе со своими преподавателями. С раннего возраста подавал большие надежды и никогда не пожалел о том, что в своё время оставил учёбу в сельхозакадемии, предпочтя агрономии и животноводству живопись.
После окончания вуза семья выпускников могла бы остаться в Витебске, но глава был решительно настроен на Жлобин. Туда и уехали по распределению.
«На родине мужа, — вспоминает Зинаида Петровна, — встретили приветливо. Здесь родились и выросли наши двое детей. Я всегда гордилась жлобинскими родственниками. У Володи очень интересная родословная. Среди предков есть даже австрийский дипломат.
А бабушка, жена офицера царской армии, готовила блюда для царских особ.
После революции дед переквалифицировался в бухгалтера. Среди земляков славился необыкновенной честностью. Если находил какую-то бесхозную вещь, тут же развешивал объявления по Жлобину…»
В Черею Ганжи приезжали довольно часто. Здесь родовое гнездо супруги. Прадед Зинаиды Петровны жил на Борисовской, дед — на Могилёвской А для себя они купили домик на Замковой. Талантливый художник просто влюбился в эти места. Многие его полотна родились в Черее. Супруга вспоминает, как вместе ходили на этюды, как восхищали мастера здешние места. Душевный восторг его работ и сегодня заряжает атмосферу дома, откуда художник ушёл в вечность 7 лет назад.
» Акварель, — продолжает рассказ моя собеседница, за годы супружества научившаяся разбираться в тонкостях ремесла мужа, — дело ведь очень непростое: проведёшь линию неудачно — и уже ничего не исправишь. Много душевных и физических сил отнимала работа, но Володя никогда не переставал творить…»
Зинаида Петровна вспоминает, как Ганжа работал над последней своей картиной. Она писалась в Черее. На дворе стояла золотая осень. В открытое окошко хорошо виднелась Белая церковь над озёрной гладью. Художник попросил принести жёлтых листьев. Супруга выполнила просьбу, но не сразу поняла замысел, когда увидела на картине вазу с жёлтыми листьями и красным георгином на фоне старого храма. Мастер пояснил: время сейчас такое, когда души людские увяли, притомились, но это не навсегда: придёт возрождение…
Такое напутствие оставил Владимир Ганжа земле, которую очень любил.
Картина хранится в доме, где и написана, служа ему надёжным оберегом.
А небольшие этюды, сделанные рукой мастера, — добрая память о нём в домах соседей. И нет надёжней и крепче фундамента, чем близкие по духу люди. Каждый год Зинаида Петровна Ганжа приезжает на родину, вновь зажигаются в окнах живописного терема огни, излучая много света и тепла в окружающий мир.

Ирина ТОРБИНА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.