Не прижилась в Минске Валентина

Изображение 115
В деревне Рудное жителей меньше трёх десятков осталось. Теперь здесь трудоспособного населения почти нет. По большей части пенсионеры.
И старейшина Валентина Шеверга тоже находится на заслуженном отдыхе. Потрудилась она в прошлом славно. Дояркой была на здешней ферме, бригадиром. МТФ в Рудном больше нет. А оператор машинного доения свыклась с ролью пенсионерки.
Впрочем, без дела не сидит. С мужем держат хозяйство. И козы в хлеву стоят, и куры на подворье бегают. А корова и вовсе у Валентины осталась одна на село. Молоком обеспечивает односельчан.
— Места у нас тихие, — рассказывает старейшина. — Зимой это особенно ощущается. Живём спокойно, размеренно. Автолавка приезжает исправно, дровами обеспечены. Единственное — в летний период пыльно в деревне. Пока асфальт был, жили не тужили. Покрытие со временем поизносилось. И вот уже сколько лет в сухую погоду пыль …
О данной проблеме Валентина говорит с долей иронии. Понимает, что никто здесь новый асфальт класть не собирается. Хорошо, что волнует сельчан лишь это. Остальные проблемы решаются. Старейшина не стесняется лишний раз в сельисполком обратиться, её там всегда слушают внимательно.
Большую часть жизни прожила бывшая доярка в родном селе. Но был период, когда Валентина пыталась закрепиться в статусе дамы городской. Уехала в Минск, работала на производстве. В итоге спустя несколько лет вернулась в Рудное. Так и не прижилась в большом городе. Видно, не судьба. Она сельчанка и по рождению, и по духу своему.
— Кто умеет трудиться, тот в любом месте сможет достойно жить, — повторяет Валентина. —Мы с мужем не жалеем, что на селе живём.
И впрямь, в доме у хозяев уютно, на подворье не пусто. Усадьба радует глаз. Кажется, нет в их жизни места суете. Огорчает, конечно, то обстоятельство, что нет в Рудном молодёжи, не появляются на свет дети. Но определённо можно сказать: пока в деревне живут настоящие хозяева, она тоже будет жить.

 Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.