Невыдуманная история

IMG_8245
Солдаты, для которых победы не было. Именно такое название получила выставка, подготовленная в 2011-м Государственным архивом Калининградской области и посвящённая судьбам советских военнопленных, погибших на чужбине в тяжёлых условиях фашистского плена.
Предыстория мероприятия, которую нам рассказала начальник отдела научной информации и публикации документов ОГКУ «Государственный архив Калининградской области» Варвара Егорова, такова.
В 1949-м в молодой Калининградской области (она создана в 1946-м на части территории бывшей Восточной Пруссии) был образован Государственный архив. Уже в те годы архивисты проявили интерес к документам «немецкого периода». В качестве бесхозных упомянутые бумаги находились во многих разрушенных в ходе боевых действий зданиях Кёнигсберга-Калининграда и городов области. Нередко их находили жители и передавали в милицию, оттуда они поступали в архив. Так в ГАКО сформировалась небольшая коллекция фондов «немецкого периода», находившаяся на закрытом хранении вплоть до перестройки. В девяностые годы документы были изучены. Оказалось, что в одном из архивных фондов, именуемом «Управление по использованию рабочей силы округа Кёнигсберг», имеется 27 лагерных учётных карточек советских военнопленных. На каждой из них стоял штамп » Tote Kartai!» , означавший, что все военнопленные умерли в лагере » Шталаг1F», который располагался в городе Судауене (ныне — польский город Сувалки). Карточки содержали сведения о военнопленном, месте проживания его ближайших родственников, фотографию, сделанную лагерным фотографом.
Архивисты начали поиск. Он получился долгим и трудным. Сведения были разосланы в военкоматы по месту жительства, консульства государств — бывших союзных республик. К поиску подключились газета «Комсомольская правда», региональные СМИ, телеканалы, Управление федеральной службы судебных приставов России и даже районные школы. Представьте, ребята совершали подомовые обходы в сёлах, указанных в карточках как место жительства военнопленных. Поскольку в списке военнопленных 9 человек являлись уроженцами Украины, провели выставку в Киеве. В результате за пять лет удалось найти родственников 16 из списка. Ни одна семья ничего не знала о своих близких. Истории были разные. Многие очень трогательные. В числе последних — история нашей землячки Людмилы Васильевны Вишневской (Кореневской).
…Начало июня. Я еду в Полоцк, чтобы встретиться с дочерью военнопленного Василия Васильевича Кореневского, замученного немцами в концлагере «Шталаг 1F». Наткнувшись в конце минувшего года на информацию Калинградского архива в интернете, разместила её в выпуске нашей газеты от 9 января 2016-го, не слишком надеясь, что кто-то из родственников отзовётся. Замученный фашистами красноармеец — уроженец Украины. На территории Чашникского района в деревне Дубровки, как указано в учётной карточке, проживала его жена Анастасия Афанасьевна Павроз.
Но прошло несколько месяцев, и в редакции раздался телефонный звонок. Звонившая представилась: Людмила Васильевна Вишневская (Кореневская)… Она сообщила, что проживает в Полоцке и только теперь узнала о судьбе отца: 75 лет он считался «пропавшим без вести». А оказалось: отец попал в плен, обороняя…Полоцк! и умер в концлагере.
— Я приехала в Дубровки на Радоницу побывать на могиле матери, а родственники мне газету: «Люда, твой отец нашёлся». Что тут говорить….Спустя столько лет узнать, что живёшь в городе, который защищал твой отец…
Мы условились о встрече, и вот я в пути. Дорога по территории Полоцкого района — музей под открытым небом, отражающий героическую оборону города в июле1941-го, вошедшую в историю как Полоцкий волнолом. Две недели противостояли во много раз превосходящему в силе и технике противнику воины Красной Армии.
Немцы вошли в Полоцк 16 июля, в наиболее укреплённых оборонительных сооружениях бои продолжались до 19-го. Василий Васильевич Кореневский, как значится в учётной карточке, мобилизован Чашникским РВК в июне 1941-го, попал в плен 16 июля. Такой короткой получилась его фронтовая биография, но он сражался до конца. Примечательно, что в тот же день, оказавшийся со своим подразделением в Витебском котле, недалеко от Лиозно был взят в плен сын Сталина — Яков Джугашвили и ещё тысячи солдат, отдавших свою жизнь на алтарь Победы, но так и не увидевших её.
Единственная дочь Василия Васильевича — Людмила, с которой мы встретились в Полоцке, родилась в деревне Грязино Чашникского района в феврале 1941-го. Непростая судьба была отмерена дочери фронтовика. Военное лихолетье с матерью переживали в Дубровках. Дома не имели, ютились в землянке. Зимой вход заносило снегом, выбраться на улицу без помощи извне было невозможно. Голодали, по весне радовались гнилой картошке и конскому щавелю. Таким помниться военное и послевоенное детство. А в 1947-м умерла мама. Девочка, круглая сирота, которой было всего шесть лет, попала в Чашникский детский дом. Когда она немного повзрослеет, родственники передадут сироте семейные реликвии: метрику о рождении, довоенную фотографию родителей, паспорт отца. Дорогое сердцу наследство Людмила Васильевна бережно хранит до сих пор.
О жизни в детском доме вспоминает без горечи: «Здесь о нас заботились». Что больше надо было настрадавшемуся ребёнку? Тёплая комната, чистая постель и еда после пережитого казались райскими.
«Вот, — показывает Людмила Васильевна фотографию из цикла «в Чашникском детдоме», — сколько нас!» На обратной стороне по порядку все фамилии и имена. С некоторыми из бывших одноклассников поддерживает отношения до сих пор. Тепло вспоминает любимую воспитательницу Марию Филимоновну Чеклину и учителей.
Когда детский дом в Чашниках закрыли, Людмилу Кореневскую перевели в Луначарский, недалеко от Полоцка. Здесь она познакомится с будущим мужем. В судьбах подростков было много общего. Отец Игнатия Вишневского не вернулся с войны, вскоре после освобождения умерла мама. Мальчик скитался по хозяевам, пас скот, чтобы заработать на пропитание. Его заметила одна сердобольная женщина и привела в милицию для оформления в детдом. «Я помню, — рассказывает Игнатий Андреевич, — меня стригла медсестра, а мне на руки падали слёзы. Так впечатлил молодую женщину облик малолетнего сироты. До этого я год не стригся, да и мылся по случаю. Сразу строил планы о побеге из детского дома. Но когда меня накормили борщом и манной кашей, твёрдо решил: «Отсюда никуда не побегу…»
Десятый класс оба заканчивали уже в детдоме Городка. А потом началась самостоятельная жизнь. Людмила училась в ФЗУ при мясокомбинате Минска, получила специальность вязальщицы колбас. Игнатий выучился на электрика. 56 лет назад два детдомовца соединили свои судьбы и приехали в Полоцк. Здесь жил дядя Игнатия Андреевича. Непросто пришлось молодым. Но всё смогли, всё преодолели. Есть уютная квартира, давно стали взрослыми две дочери, выросла внучка, подрастает правнучка. И это лучший памятник отцу, деду, прадеду, защищавшему город в 1941-м.

Ирина ТОРБИНА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.