Чашничанин Николай Титович Дробыш недавно отметил солидный юбилей

Интересно слушать воспоминания человека, прожившего долгую жизнь, прошедшего сложный путь. Чашничанин Николай Титович Дробыш недавно отметил солидный юбилей. Мы встретились с ним. Послушаем человека, занимавшего в разные годы ответственные должности, внёсшего большой вклад в развитие района, писавшего вместе с его жителями историю края. Итак, повествование от первого лица.
ВСЕХ СПЛОТИЛА ВОЙНА
… Я появился на свет в 1937-м в деревне Слидчаны. Войну пережил ребёнком. Но отдельные эпизоды помню. Немцы, партизаны, мы вынуждены жить в землянках… Многое переплелось из тех страшных лет. Представить сложно: до начала Великой Отечественной в Слидчанах насчитывалось более пятидесяти дворов. После нашествия фашистов осталось хат шесть-семь. Всё спалили.
В 1944-м нас освободили. Началось не менее трудное время. Тогда нам, пацанам, пришлось на себе многое вынести. Мужчин война выкосила. На волах возили сено, органику. Другие посильные работы выполняли. Взрослели очень быстро. В Хмелёвке была семилетняя школа. Я в ней учился. Потом получал среднее образование. Помогали строить школу в Слидчанах. Вот характерный эпизод из того времени. Я уже был выпускником, послали в лес за Черею. А на носу — государственный экзамен по немецкому языку. Дорог не было нормальных. Добирались ночью, чтобы время рационально использовать. Потрудились, назад возвращались. Словом, измотались прилично. Выбившись из сил — приснул маленько. Тут меня будят. Так, мол, и так — пора экзамен сдавать. Побежал в школу — и сдал.
У нас с учителями было полное взаимопонимание, мы наставников очень уважали. Вообще, чувство сплоченности было уникальным. Верили, что справимся со всеми трудностями. И надежды на лучшее согревали души.

ПОСЛЕ ШКОЛЫ — В АРМЕЙСКИЙ СТРОЙ
… После окончания средней школы я недолго поработал в совхозе «Слидчаны» В конце 1957-го был призван в ряды Вооруженных Сил. Служил три года. Ленинградский военный округ, город Пушкин. Попал в дивизионную школу подготовки младших командиров. Приобрёл определённые умения и навыки. Затем пришлось участвовать в разминировании территорий. Хоть после войны прошло немало лет, Ленинградская область всё ещё была напичкана минами. Помню, как после прохода сапёрных групп глаза рябило от обилия расставленных флажков. Наша дивизия была образцовой. Храню старую армейскую фотографию. Вот он — советский интернационал. Представители разных национальностей служили вместе. После того, как срочная закончилась, была возможность остаться в армии. Предлагали должность комвзвода в стройбате, отказался.
После демобилизации вернулся в родной совхоз. Считался способным организатором. Меня избрали секретарём комитета комсомола. Решением бюро Чашникского райкома КПБ в октябре 1962-го был рекомендован на учёбу в Могилёвскую советско-партийную школу. Успешно её окончил. Меня направили инспектором-организатором Бешенковичского производственного управления сельского хозяйства. Колесил по сельхозпредприятиям, зона ответственности была внушительной. Решал многие насущные вопросы. Через некоторое время вновь был образован Чашникский район. У меня уже семья появилась. Устроился в райфинотдел старшим экономистом по сельскому хозяйству. Заочно учился в БГСХА. Ну а потом настала пора партийной работы.
КАДРЫ, КОТОРЫЕ  РЕШАЛИ ВСЁ


… В 1968-м меня пригласили в райком партии. Поначалу работал инструктором, потом заведующим организационным отделом. Что это было за время? Царил всеобщий энтузиазм. Большое внимание уделялось кадровой работе. При той же БГСХА на специальных курсах в короткие сроки готовили управленцев для колхозов и совхозов. Мы рекомендовали людей. Каждый год кого-то награждали правительственными наградами. Опять же, с подачи райкома партии. Готовили пленумы, проводили бюро. Всё делалось основательно. В так называемые застойные годы в экономику вкладывались огромные средства. И мелиорацию проводили в районе, и строили много. И всё это в духе советского времени. Ситуация несколько изменилась при генеральном секретаре Андропове. Я к тому времени из райкома партии перешёл на другую работу. Вводилась должность заместителя председателя райисполкома по экономике. Мою кандидатуру утвердили. Начинался новый этап. Государство стало контролировать расходы, появились такие понятия, как бережливость, экономичность, хозрасчёт. Мы на местах должны были эти веяния уловить. Плюс строжайшая дисциплина. Я возглавлял комиссию по борьбе с тунеядством (как-то так она называлась). Да, проверяли магазины в рабочее время, прочие места массового пребывания граждан контролировали. Считаю, что польза от этого была очевидной. Быстро навели порядок. В то время человек мог не работать максимум три месяца. После этого его уже трудоустраивала комиссия. Если не задерживался на рабочем месте, отправляли в ЛТП, перевоспитывали, словом. Хорошо помню, как пришёл ко мне на приём житель Сельца. Два десятка лет тюремного стажа имел. Поговорили по душам. Я позвонил председателю местного колхоза и попросил принять на работу его, по сути закоренелого зэка. Под мои гарантии. И не подвёл ведь бывший заключенный…
РАСПАД СОЮЗА И ЛИХИЕ 90-Е
В 1990 году произошла реорганизация органов советской власти. Был образован райсовет депутатов. Меня избрали заместителем председателя. Новые веяния чувствовались во всём. Вскоре и Союз приказал долго жить. Храню вот акт описи имущества райкома партии. По сути в конце лета 1991-го такой орган перестал существовать. Время начиналось непростое. Тем не менее продолжали трудиться. Постепенно адаптировались к новым условиям. Что скрывать, жалко было наблюдать, как рушится многое из того, что создавалось поколениями… Мне же довелось не только заместителем, но и председателем райсовета поработать. Пока на заслуженный отдых не ушёл.
Жили, дружили, трудились и верили в лучшее…

Записал Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.