Во имя жизни…

Он сохранил ясную память. Каждый эпизод из далёкого военного времени описывает в деталях. Эти воспоминания седовласого участника Великой Отечественной не назовёшь приятными. Нелегко Сергею Иосифовичу Королькову, готовящемуся в конце мая отметить 90-летний юбилей, ворошить прошлое. Говорят, время — лучший лекарь. Но даже оно не способно излечить израненные души целого поколения…
Родился Сергей Корольков в 1927-м в деревушке с красивым названием Полна Горецкого района Могилёвской области. Отца практически не помнит. Главу семейства арестовали по ложному доносу в первой половине 30-х. Обычного конюха, принявшего на ура колхозный строй, вдруг обвинили во всех грехах. Тогда оклеветать честного человека ничего не стоило. Отца забрали — и больше его никто не видел. Уже после смерти Сталина по запросу из КГБ пришло реабилитационное письмо. Но и оно всю правду не открыло.


Четверых детей мать воспитывала в одиночку. Довоенную жизнь лёгкой не назовёшь. Всякого хватало. Принято считать, что Великая Отечественная началась для мирных граждан совершенно внезапно. Вот конкретные иллюстрации. Между Полной и соседней деревней Дубовый Угол был мост. Появившиеся немцы хотели овладеть важным объектом. Части Красной Армии отступали. За мост завязался бой. Свидетелем чего и стал в первые дни войны четырнадцатилетний подросток. Потом Серёжа находился возле свинарника. Мать здесь трудилась. Начались вражеские налёты. Одна из бомб разорвалась рядом. Сергея взрывной волной буквально внесло в сарай. Ещё малость и… Впрочем, кто тогда об этом задумывался.
Начался период оккупации. О тех бесчинствах, которые творили гитлеровцы, хорошо известно. Люди быстро ощутили на себе, что такое «новый порядок» по-немецки. Любого случайного прохожего, который вызвал у солдат вермахта малейшее подозрение, могли запросто расстрелять. В постоянных страхах пролетели три года. Семья Корольковых побывала за это время в нескольких деревнях, в Шклове жили в бараках. Наконец, очутились в Толочинском районе. Здесь и дождались освобождения. И не было радостнее дня для мирных жителей, чем тот, когда на родной земле они увидели долгожданных красноармейцев. Сергей был связным. Тайно сотрудничал с партизанами. И не раз находился на волоске от смерти. Но судьба хранила его.
В 1944-м— новая страница в биографии. Юноша просился на фронт. Но по годам не подходил. Что ж, применение нашлось и на только что освобожденной территории. Его и десятки таких же худощавых, измотанных войной подростков послали на краткосрочные курсы. За десять дней выучили на сапёров. А затем возили по недавней фронтовой полосе. Ребята занимались разминированием особо опасных участков. Не всё проходило гладко. Однажды группа подорвалась на противопехотной мине. Двое сапёров погибли, а Сергей Корольков чудом остался жив. Получил ранение в ногу. Оказался в больнице. Больше его на разминирование не посылали. Зато впоследствии забрали в армию. Три года уроженец Горецкого района служил в бронетанковых войсках. Демобилизовался в звании старшего сержанта.
В мирной жизни Сергей Иосифович много лет занимался сельским хозяйством. Выучился на агронома. На Чашниччину переехал, будучи пенсионером. Живёт участник Великой Отечественной в Новолукомле. Радуется успехам внуков, как подрастают правнуки. Каждый День Победы для него — праздник со слезами на глазах.
— Ужасы войны сполна ощутил на себе, — говорит Сергей Иосифович. — Именно Великая Отечественная заставила меня быстро повзрослеть. На многие годы вперёд усвоил я, что нет ничего важнее, чем человеческая жизнь. Нет большей радости на свете, чем мирное небо над головой…

Юрий АЛЕКСАНДРОВИЧ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.