Дорога к дому, которого нет…

…Время все больше отдаляет нас от событий Великой Отечественной войны. Пережившие ужасы тех лет вспоминают с дрожью в голосе и со слезами на глазах то время. Святая обязанность ныне живущих под мирным небом — донести страницы героической летописи последующим поколениям.
Детство, опаленное войной, было и у Эдуарда Тимофеевича Федько, заслуженного тренера Беларуси, уроженца деревни Федьки Чашникского района. Его родное село сожгли гитлеровцы в апреле 1944 года. До войны там проживало 124 человека и было 26 дворов.
События тех дней и сейчас тревожат Эдуарда Тимофеевича.
Мы остались живы чудом. Фашисты трижды пытались сжечь нас, деревню, и каждый раз мы прощались с жизнью. Дней за десять до того, как немцы сожгли нашу деревню, погиб мой отец — Тимофей Терентьевич Федько — партизан бригады «Дубова». В один из апрель-ских дней 1944 года пошел вместе с односельчанином Митрофаном Красником по заданию командования партизанского отряда в соседнюю деревню Медведск. Шли по улице и встретили учительницу Марию Владимировну Залесскую, которая предупредила, что в деревне находятся немецкий патруль и войска группы СС, и посоветовала идти в сторону деревни Пуньки. Они пошли, но немцы их заметили. Завязалась перестрелка. Разрывная пуля попала отцу в голову. Похоронили случайные люди, мы уже потом перезахоранивали в Федьках. О смерти отца матери рассказал Митрофан Красник. Мать была в отчаянии. Митрофан Красник тоже не дожил до Победы: погиб на фронте при освобождении Венгрии.


Треть жителей д.Федьки не вернулась с войны, остальных едва не сожгли заживо.
Сначала нас согнали в большой дом Павла Яцука, заперли, но, к счастью, поджечь почему-то передумали. В апреле 1944 года всех нас выгнали из домов на улицу. Моя мама, Нина Леоновна, едва успела захватить с собой икону и булку только что испеченного хлеба, больше ничего вынести из дома немцы не разрешили…
Все были уверены, что нам не жить. Люди плакали, рвали на себе волосы. Толпу погнали в сторону кладбища, где были установлены два пулемета. Не знаю почему, но меня посадил к себе на лошадь немецкий офицер, по дороге конь споткнулся — и я упал. Заплакал, а немец со злостью начал хлестать плеткой. Мама подбежала и забрала меня. Нас гнали через деревни Иванск, Демидовичи, Промыслы… Фашисты, видимо, боялись, что дорога заминирована партизанами, поэтому вперед пустили нас и лошадей с гребенками. Затем около семидесяти человек — женщин, стариков и детей (взрослые мужчины были в армии или в партизанах) — загнали в сарай и закрыли на ночь.
Почему нас оставили в живых, не знаю: утром немцы открыли сарай и уехали. Мы пошли обратно в свою деревню, но вернулись на пепелище. Все дома фашисты сожгли. Пришлось строить землянки, шалаши. Мама принесла из леса палки, прислонила их к обугленной печи под углом к земле и накрыла осокой. Получился шалаш, в котором мы и жили. Позже, после освобождения нашего края Красной Армией, солдаты срубили нам небольшой домик, где первое время жили две семьи. Помню, чуть позже над Иванском был сбит самолет. Когда он падал, из него вывалился ящик с посудой, который я нашел. В этой посуде все жители деревни по очереди готовили еду. Тогда же я нашел кожаную командирскую сумку и смастерил из нее обувку — сандалеты на деревянной подошве. Таким было мое детство — трудным и полуголодным. Впрочем, так жили все: по весне ели щавель с шишками от осоки, копали прошлогоднюю картошку, пахали на себе. Всего хватило…
Эдуарду Тимофеевичу не давало покоя желание увековечить память о родной деревне Федьки, которой сейчас, к сожалению, уже нет на карте района — установить памятный знак на том самом месте.
Открытие памятного знака было приурочено к 75-летию начала войны, а установили его на местном кладбище, где похоронены отец Эдуарда Федько, бабушка и младший брат. На обелиске —план деревни. А рядом с ним посадили 26 деревьев. В память обо всех сожженных домах.
Организовать церемонию открытия памятного знака помогали районные власти, учителя и школьники из Иванска, участие в ней приняло руководство района и военного комиссариата Чашникского района, тогда военный комиссар Витебской области полковник Игорь Феликсович Мартынов, заслуженный тренер СССР и БССР, начальник штаба белорусских орлят Василий Алексеевич Князев, воины 19 заслоновской механизированной бригады, районный совет ветеранов, бывшие жители деревни Федьки (Лилия Шелухина-Яцук, Елизавета Дудко, сестра Эдуарда Федько Раиса Тимофеевна), педагоги и ученики Иванской школы, тренеры и воспитанники Чашникской СДЮШОР, представители трудовых коллективов, общественности.
Министерство обороны позаботилось об оркестре и группе военных.
Река времени… Остановить ее человек не в силах. Мы, сегодняшние поколения, в неоплатном долгу перед теми, кто ценой своей жизни подарил нам мир.
Эдуард Тимофеевич горд тем, что наши потомки будут знать: на месте , где установлен памятный знак, была когда-то деревня Федьки. Здесь жили и мирно трудились люди, мужество и героизм которых в годы войны восхищают…

Наталия ШИРКО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.