Следствие под микроскопом


Темный полуподвал, синий свет ламп, каталки, блеск скальпелей и… тишина. Примерно так обыватель представляет себе будни представителей одной из самых необычных специальностей — судебно-медицинских экспертов, о работе которых большинство из нас знает по книгам и фильмам. Суть этой, безусловно, важной профессии скрыта от любопытных глаз. В этом журналист «чырвонки» убедился, побывав в гостях у работников сектора судебно-медицинских экспертиз по Чашникскому району Лепельского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь.
Поводом для командировки в морг послужило то, что вышеупомянутый сектор по итогам работы за 2017 год был признан лучшим в Витебской области.
На входе в здание встречает начальник подразделения Олег Николаевич Кожемякин. Идём по чистому и светлому коридору в его рабочий кабинет. Здесь спокойная и уютная обстановка. В отделе несколько кабинетов. В одном из них эксперт работает с документами, а в другом проводит экспертизы и исследования живых людей.
— Зачастую люди путают профессии патологоанатома и судебно-медицинского эксперта. Но они отличаются. Патологоанатомы исследуют тела людей, которые умерли в больнице от заболеваний. Мы же проводим вскрытие в случаях насильственной смерти либо при подозрении на таковую. Однако не стоит считать, что судмедэксперты работают только с умершими. Большую часть времени занимает осмотр живых людей. которые получили травмы на производстве, в быту, ДТП или драке. Данные экспертизы проводятся как с осмотром потерпевших, так и по медицинским документам после обращения пострадавших за медицинской помощью в учреждения здравоохранения. И в каждом случае надо определить тяжесть телесных повреждений, что важно для результатов следствия и суда, — сразу вводит в курс дела собеседник.
С детства Олег Кожемякин хотел стать врачом. Уже с первых курсов медицинского университета молодой человек чувствовал интерес к тому, как устроено человеческое тело. Поэтому и выбрал профессию хирурга. Но затем увлёкся литературой по судебной медицине…
— Мне нравится процесс поиска. Представьте: убийство, прямых свидетелей нет, и кто, как не эксперт, поможет следователю разоблачить преступника?
Впрочем, каждая экспертиза — загадка. Если говорить о самых сложных исследованиях, то это, пожалуй, убийства с множественными повреждениями и дорожно-транспортные происшествия. Бывает, водитель, виновный в аварии, старается представить дело таким образом, будто за рулем был погибший. А чаще всего на экспертизу поступают убитые в пьяном виде.
Его работу условно можно разделить на несколько частей. Первая — это то, что принято называть просто: снять побои. В этом случае составляется заключение о том, когда и каким образом человек мог получить повреждения, какова степень их тяжести.
Работа судмедэксперта также в исследовании умерших людей.
Ещё одна часть работы — в непосредственном контакте со всеми, кто каким-то образом имеет отношение к судебной медицине: помощь следствию, дача пояснений, выезд на места происшествий, работа с судами и медработниками.
В секторе судебно-медицинских экспертиз трудится не только Олег Николаевич (на снимке справа). Его коллеги — санитар для работы в морге, специалист по реставрации и бальзамированию Александр Владимирович Загнетов и лаборант медицинской судебной экспертизы Галина Ивановна Какошко. Оба в профессии уже более 15 лет. Обычные люди, далеко не те мрачные персонажи, которые обывателям рисует воображение. Опытные специалисты помогают своему руководителю установить истину, которая всегда где-то рядом.
В нашем районе Олег Николаевич —единственный эксперт. За 2017 год он в составе следственно-оперативной группы принял участие в 117 осмотрах мест происшествий, сделал 121 экспертизу умерших и выполнил более 200 экспертиз физических лиц.

Варвара ЮРКЕВИЧ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.